Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

О катастрофе 1941-го. Продолжение.

Танки
С танками ситуация сильно другая. Если по численности пехоты РККА хотя бы уступала, то по количеству танков превосходила в несколько раз. Некоторые историки говорят, что многие советские танки были «устаревшими». Да, это так, но только по сравнению с новыми советскими танками, а не немецкими.


При грамотном использовании восьми тысяч Т-26 хватило бы для противостояния всей немецкой бронетехнике (около пяти тысяч штук)

Однако самый массовый советский танк — Т-26, превосходил по численности всю немецкую бронетехнику вместе взятую. Танк нельзя назвать хорошим, но бороться с любым немецким танком и поддерживать пехоту он мог. В то же время, большая часть этих танков не имела радиосвязи. Ну и, конечно, приписки, очковтирательство и проблемы логистики приводили к тому, что значительная часть этого великолепия существовала только на бумаге, однако многократное численное превосходство никуда не девалось.

Но главной ударной силой должны были стать новейшие КВ и Т-34, которые численно были сопоставимы со всеми немецкими средними танками (примерно по полторы тысячи). И по ТТХ у немцев не было не единого шанса, немецкие танки и штатные средства ПТО не могли пробивать Т-34 на адекватных дистанциях (только вблизи с определённых ракурсов), а серию КВ не брали вообще никак.

Т-34 был очень глубокой переработкой танка Кристи (у нас в стране этот танк положил начало серии БТ) и был в целом революционной машиной. Он был малоуязвим для штатных средств ПТО любой армии мира, и обладал орудием в башне, позволяющим одновременно бороться с танками и эффективно поддерживать пехоту. У всех остальных в одном башенном орудии одновременно такой возможности на тот момент не было.

Были некоторые недочёты, например, командир был одновременно наводчиком, а радиостанция выходила из строя после первого попадания, но губило Т-34, как боевую машину, не это.

Т-34 образца 1941 года был оснащён в принципе непригодным воздушным фильтром (тип «Помон») и мог встать в любую секунду. Причём устранение этого недостатка заняло очень много времени. Американцам в 1942 году доставили для испытаний Т-34, они сказали «танк — негодный, фильтр проектировал вредитель». Полностью проблема была решена только к 43-му году с полной заменой фильтра на тип «Циклон».

В то же время, немцы с удовольствием использовали Т-34, ими были оснащены целые подразделения после некоторого переоснащения (хотя, к сожалению, я не нашёл отзывов немецких солдат на службу на нём).


Массу танков немцы получили без боя

Если Т-34 был развитием иностранной конструкции, то серия КВ — полностью отечественное изобретение, вобравшее всё самое лучшее из мирового танкостроения. Помимо подобной Т-34 башни с действительно универсальным орудием (а в случае КВ-2 — впервые в мире во вращающейся башне была установлена гаубица крупного калибра), это полностью противоснарядное бронирование, торсионная подвеска, удачный двигатель.

Однако, трансмиссия танка в принципе не соответствовала его массе, особенно КВ-2. Поэтому по непредсказуемости времени остановки он был хуже любого другого советского танка, и вставал он не «до выяснения», а намертво.


Удачно застрявший и не брошенный экипажем КВ устраивал настоящий погром в немецких порядках, но для ведения правильных боевых действий этого мало

Я не вдавался в технические детали, но просто проблема не решалась в принципе. Об этом свидетельствуют два факта.

Первый. В Вермахте революционный по сути танк практически не использовался (это при том, что немцы жили небогато и ставили на вооружение любую технику не хуже своей).

Второй. В РККА оригинальный КВ нового производства остался только в Ленинграде, где от завода до передовой было несколько километров. Вместо КВ был сконструирован совершенно новый КВ-1С («скороходный», советский эвфемизм). Переделали саму броневую коробку, уменьшив массу на пять тонн, и такой танк уже стал способен доехать куда нужно.

Также интересно то, что наименьшие потери по итогам 1942 года понёс ленд-лизовский М3 «Ли». Советские историки над ним издевались и называли «братской могилой шестерых», но на практике на тот момент у этих шестерых было больше шансов выполнить задачу и вернуться, чем у четверых на Т-34. Всего-то танк нормально ездил и обладал нормальным обзором и связью. Так нормально сделанный плохой танк оказался лучше сделанного по-советски хорошего танка.


Вот эта нелепая каракатица — самый успешный советский танк 1942-го

Поэтому, по совокупности «дыр» и проблем, при полном превосходстве по численности и ТТХ советские бронетанковые войска не были пригодны к маневренной войне в принципе. Даже если бы фантазии Резуна — «Суворова» осуществились, было бы то же самое с задержкой в пару недель. И это ещё только по танковой теме.

Следующая часть — по самолётам, там всё ещё интереснее.

О катастрофе 1941-го. Начало.

Тут у нас празднование Победы плавно перетекает в отмечание даты начала Великой Отечественной и катастрофы 1941-го года. Поговорим о том, как эта катастрофа вообще стала возможна.

Сначала, пара слов о том, что было 24 июня 1945 года. По сути, это был триумф, в изначальном смысле. А его по конкретному поводу можно провести один раз, повторить нельзя.


Это — триумф

Я очень люблю наши парады, но 24-го будет не парад Победы, а косплей, отмечающий дату нападения на СССР.

Нас с детства кормили рассказами о немецких «танках, самолётах, автоматчиках», упирая при этом на «внезапное нападение». Но любой, кто озаботился поиском информации, уже знает, что танков, самолётов и автоматического оружия в РККА на 22 июня 1941 года было больше, чем в Вермахте. Вермахт превосходил РККА только в совокупной численности личного состава в месте встречи, и не радикально.

Внезапность, конечно, была. Но внезапность — это мгновение. Ну, пускай, всё было внезапно даже неделю. Но избиение РККА Вермахтом продолжалось месяцами.

Попробуем это объяснить с точки зрения «заклёпочника» (человека, считающего, что от ТТХ техники зависит очень много).

Пехота
В Вермахте всё было «бедненько, но чистенько», однако немцы, пытаясь выжать максимум из минимума ресурсов, придумали единый пулемёт, вокруг расчёта которого строилось пехотное отделение. И это, пожалуй, единственная серьёзная техническая инновация в немецкой армии на тот момент. Остальное не многим отличалось от других. Основной винтовкой оставалась магазинная, пистолеты-пулемёты полагались части младшего командного состава.

В РККА была начата программа перевооружения с оружия «царизма» на более современные образцы. основным вооружением пехоты должна была стать СВТ-40, дополненная ручным пулемётом ДП-27 и ППШ-41 у всего младшего командного состава (по оснащённости пистолетами-пулемётами стрелковая дивизия РККА немного превосходила пехотную дивизию Вермахта).


Типичное отделение 41-го года

На уровне выше отделения главным оружием должен был стать ДС-39. В результате СВТ оказалась сложновата во всех смыслах для массовой необученной армии, но это не так страшно. ДС-39, который должен был стать главным станковым пулемётом, оказался ни к чему непригодным. Он кушал патроны не в том смысле, в котором надо. Мог зажевать даже стальную гильзу, а большинство патронов на складах были с латунными.

И если отделение было вооружено даже лучше немецкого для большинства ситуаций, то на уровне роты перевооружённое подразделение уступало резко, пулемёт мог отказать в любую секунду.

В итоге вернулись к тому, от чего пришли и главным оружием пехоты опять стали «Мосинка» и «Максим», зачастую — старше самого бойца по возрасту.

Другой грустный момент — борьба пехоты с танками. Кроме пушек, которые не могут быть доступны в любом месте и в каждый момент времени (а танк и средства против него всегда нужны строго здесь и сейчас), у пехоты в арсенале была только фугасная граната РПГ-40, уничтожить которой любой танк было очень проблематично, а опасность для самого бойца она представляла серьёзную.

Кроме того, приняли их на вооружение только за год до войны, запаса не было, поэтому бороться с танками приходилось подручными средствами типа связок гранат и бутылок с зажигательной смесью (всё это — даже хуже такой гранаты).

Затем, когда сомнительная эффективность РПГ-40 стала очевидна, гранату модернизировали, добавив взрывчатки. Дальность броска ещё уменьшилась, сомнительность противотанкового эффекта никуда не делась, а вот смертельная опасность для бросающего стала однозначной.


Вот у Дейнеки на заднем плане боец с советской противотанковой гранатой. Через секунду лягут все

Первая граната, позволяющая реально уничтожать танки, появилась в 43-м году. Но ещё до этого экстренно были разработаны и запущены в производство противотанковые ружья (раньше что мешало?), а позже появились ленд-лизовские «базуки» и трофейные «фауст-патроны».

Продолжение следует. О технике, и там будет намного больше ада.

О патриотах Австро-Венгрии

Что меня удивляет не хуже звёздного неба и морального закона, так это наличие патриотов Австро-Венгрии среди нас. Начиная с того, что это бессмысленно.
Тут в разговоре о ПМВ один персонаж нашёл в табличке строчку, где Австро-Венгрия превзошла РИ (производство гаубиц по ходу войны), и обрадовался, как ребёнок. Ну там плюс передёргивания, подтасовки, как обычно.
А между тем, ситуация там неприглядная. В АВИ экономили на артиллерии за гранью жлобства, и то, с чем они начинали войну, было в принципе малопригодно. Там даже не в том дело, что бронзовые, а по совокупности нищебродских ошибок. Только в 1914 году приняли на вооружение современную лёгкую гаубицу (ни о каких "тяжёлых артиллериях" там речи не было) и корячились с её выпуском, чтобы было хоть что-то.
А в РИ орудия нового выпуска, и намного более мощные, только дополняли великолепно организованную и просчитанную артиллерию.
Троцкому австрийцы хоть денег давали, а сейчас топить за АВИ расстройство одно. Не будь как Троцкий.

Великая война - 4. Пулемёты

"Пулемётная" часть пропаганды построена не только на мифологии и подтасовках, но и на прямой лжи.

Например, данные по оснащённости пулемётами дивизий Англии, Германии и Франции можно просто выкинуть: пропагандисты перестарались и нарисовали им цифры, значительно превосходящие нормативы Второй мировой.

Другая ложь - то, что у РИ не было ручных пулемётов. Русская армия первой из крупных приняла их на вооружение и единственная имела опыт применения до Великой войны.

Мифология, как ей и положено, базируется на примитивных представлениях уровня "шёл-упал": взять (откуда?) и раздать всем пулемёты. Начнём с того, что эффект от этого будет много хуже, чем от раздачи винтовок: первый встречный Вася Пупкин перегреет ствол за минуту и мы лишимся их обоих, поскольку запасных стволов ещё не придумали. Пулемётчика надо обучить и снабдить патронами, иначе смысла нет.

Психологически упор на всеобщую распространённость и вундервафельность ручных пулемётов можно понять: ДП был единственным массовым образцом автоматического оружия, пущенным в производство в следующие 20 лет после 1917-го. Это, правда, если умолчать о том, что сам завод к февралю 1917-го уже был построен, но не вошёл в строй из-за революционного бардака, как и многие другие. То есть достижением последователей единственно верного учения были задержка с выпуском пулемётов на 10 лет и замена образца на сомнительный Дегтярёв. Количество ДП превысило количество "Максимов" ещё через 8 лет, в 1935 году. Но повода посыпать голову пеплом здесь нет, поскольку фора была только у французов, как водится.

Теперь отсмотрим распространение ручных пулемётов хронологически. На момент начала войны ручные пулемёты могли выступать в двух ролях: 1) пулемёт для бедных и 2) оружие специального назначения. Они состояли на вооружении Дании и импортёров "Мадсенов", включая РИ, а также... Бельгии (именно Бельгия первой приняла на вооружение "Льюис" и первой применила его в Великую войну).

В 1915 году французам пришла в голову идея достаточно массово добавить ручные пулемёты к общей системе огня и началось производство "Шоша" (подозреваю, что роль сыграла и сравнительно низкая эффективность "Гочкиса"), в конце года на вооружение пехоты "Льюисы" приняли и британцы (до этого у них была только ограниченная серия в 3 тысячи штук). Итого, на момент пересменка 1916/1917 в клубе крупных производителей РП для собственных нужд были Англия, Дания и Франция. Четвёртой должна была стать Россия, завод уже был готов.

По количеству расклад такой: в 1914 году общий тираж автоматического оружия в мире был меньше 100 тысяч штук, в 1918 - меньше миллиона. То есть если собрать всё оружие в мире, можно было вооружить до пропагандистских представлений какую-то одну крупную армию мира.

Теперь немного матчасти. Самая зверская машина из всех - пулемёт Максима. Боевая скорострельность - до 500 выстрелов в минуту, почти на уровне технической, эффективная дальность - километр. У ручных пулемётов боевая скорострельность в диапазоне 50-150 выстрелов в минуту, эффективная дальность - 300-400 метров. Добавим сюда разницу в квалификации расчётов и получим, что в чистом поле ручные пулемёты уступают станковому при любом их количестве (максимально возможное соотношение 3/1). Хотя конечно в некоторых ситуациях они могут оказать неоценимую услугу. Поэтому армия с пулемётами и армия без пулемётов - две разные армии, а армия без ручных пулемётов - это как армия с ручными пулемётами, только без них. В дальнейшем я буду для понятности называть "Максимами" кроме наших ещё и "Виккерсы", и немецкие MG08 всех модификаций. Там немного различаются только количество деталей и нюансы конструкции.

Далее - цена вопроса. Русский "Максим" на наши деньги стоил около 3 миллионов рублей или 50 тысяч долларов. И это без учёта инфляции. То есть пулемётная отрасль в целом - это многомиллиардный хай-тек. Ручные пулемёты, кроме "Шоша", - примерно в том же районе. Но с "Максимом" главная засада не в цене, а в сложности. Это больше трёхсот деталей, из которых большая часть - точная механика. Британцы говорят, что "Льюис" обходился значительно дороже (169 против 100 фунтов), но был при этом в три раза менее трудоёмким.

То есть по факту, ситуация обратная: основной повод для гордости - это крупное производство "Максимов". Его могли себе позволить три страны в мире, включая РИ. Это показатель развитости и технической культуры. К примеру, "картофелекопалки" купили потому, что заводы Кольта физически не могли выпускать "Максимы" нужным темпом.

Теперь о разного рода заплачках. "Не было собственной конструкции, не было ручных пулемётов". В масштабе полувека Британия никогда не имела пулемётов собственной конструкции, Германия вообще не вооружила ручными пулемётами пехоту, а США на 1917 год ручных пулемётов не имели вовсе, а потом обходились корявыми паллиативами. То есть, не обязательно.

Отдельно, о заплачках насчёт импорта. Ни одна страна Антанты не обходилась без импортного оружия. В терминах пропагандистского воя это выглядит так. Отсталая английская промышленность была не способна обеспечить войска ручными пулемётами и была вынуждена закупать в США. В то время как... отсталая французская промышленность была не способна обеспечить войска авиационными пулемётами и была вынуждена закупать в Англии. В то время как... отсталая американская промышленность была не способна обеспечить войска ручными пулемётами и была вынуждена закупать во Франции. Замкнутый круг какой-то.

И быстренько пробежимся по наиболее мощным странам.

Франция. Здесь цифры хорошо бьются. Действительно было выпущено 65 тыс. "Гочкисов" и пара сотен тысяч "Шоша", причём последние с конца 1916-го активно поставлялись на экспорт. Большинство недостатков "Шоша" - достоинства. Малая скорострельность уменьшает вероятность перегревания ствола и не требует конских количеств патронов. Пулемёт простой, дешёвый, и, главное, приспособлен к выпуску на неспециализированных предприятиях, то есть нет каннибализма по мощностям. Это первый образец оружия военного времени. Это, конечно, не попадание в десятку, с учётом частых отказов, но в восьмёрку. Кроме того, французы реально построили систему массового обучения пулемётчиков. Но оснащённость дошла максимум до уровня взвода, а скорее это было только в некоторых местах.

Британия. Тут начинается чехарда с цифрами. Нам рассказывают о 100500 тысяч "Льюисов", а сами англичане говорят о 50 тысячах. Допустим, мы верим в максимальные цифры по всем показателям. Тут надо учесть вот что: "Льюис" - основной авиационный пулемёт Антанты. Плюс он ставился на все британские танки, по 4-6 штук. Поэтому даже при максимальных пропагандистских показателях для массового вооружения пехоты их не оставалось. В реальности масштабы всего и вся были скромнее и в обе войны "Льюис" был универсальным оружием специального назначения, а не ручным пулемётом.

Германия. Здесь нам говорят, что в 1916-м темп производства был 3000 в месяц, потом дырка, а в 1917-м - 14400 в месяц. Последнюю цифру, как и общий тираж, можно просто выкинуть. Поскольку при этой мощности общий тираж производится как раз за год. А остальные? Остальные, видимо, подождут. И при этом у немцев не было ручных пулемётов, был облегчённый до четверти центнера "Максим". Я долго копал тему, получилось вот что: 3000 - это квартальные данные за третий квартал 1916 года. Но тут есть нюанс: цифры за квартал можно трактовать двояко, если они выпускали по 1000 пулемётов в месяц - дело совсем швах. Помимо прочего, производство "Максимов" нельзя просто взять и увеличить в пять раз. Надо в пять раз увеличить площадь предприятия, поставить в пять раз больше высокоточных станков, подготовить в пять раз больше квалифицированных рабочих, подготовить в пять раз больше пулемётчиков и в пять раз увеличить производство патронов. Это не быстро. Стал смотреть - единственные объективные данные - это определение немецким генштабом потребности в пулемётах в 100500 тысяч и необходимость для этих целей иметь производство более десяти тысяч ежемесячно. То есть 100500 тысяч - это не производство, а хотелки, или, в терминах пропагандистов, нехватка. А там просто подоспел пропагандист и нарисовал немцам месячное производство, равное годовой мощности Тулы в конце 1916-го (отсюда именно 14400). С другой стороны, Западный фронт немцев действительно мог получить более 10 тысяч пулемётов от промышленности. Но не новых. Смотрим, что у нас там в конце 17-го? Ба, да это же полный развал Восточного фронта. Западный фронт мог получить их совокупно, новых, исправленных и переделанных, с Восточного.

Россия. Тут всё не радужно на конец 1916-го, но вполне адекватно - около 50 тысяч пулемётов всех типов. На 1917-й запланировано получение порядка 90 тысяч, в том числе "Льюисы" для нужд авиации и разворачивание производства "Мадсенов". Причём "Мадсены" - это единственный годный тип, поэтому Россия тут резко уходила в отрыв в послевоенное время. То есть РИ шла в ногу с наиболее продвинутыми державами, а об остальных и говорить нечего.

Ну и главное - даже если бы англичане и немцы, не говоря об остальных, и выпустили 100500 тысяч пулемётов, это не имело никакого значения, из них было нечем стрелять. К драматическому увеличению плотности огня готовилась только РИ.

Великая война - 3. Фортификация и артиллерия

Одна из главных претензий к русской армии (и промышленности) в Великую войну - "нехватка" тяжёлой артиллерии. Действительно, у немцев, в отличие от нас, в дивизии был дивизион полевых гаубиц. Правда не в любой дивизии, в резервных его не было. Но это вполне реальное преимущество, как кажется. Для чего же были нужны не хватающие тяжёлые орудия? Историки дают вполне логичный ответ: для разрушения укреплений. Однако, проблема в том, что по меньшей мере на Восточном фронте таких укреплений не было. Блиндированная огневая точка Великой войны защищала от шрапнели и лёгких мин, но уже от гранаты среднего калибра защиты не давала. А ДОТы могли встретиться лишь в предполье крепости (которых на Востоке было на порядок меньше). Это первый момент, который игнорируется историками.

Второй и главный момент - чудовищная, невероятная эффективность среднекалиберной артиллерии, по меньшей мере русской и французской. Поражение неукрытой цели выглядит так: один-два пристрелочных выстрела, затем "три снаряда, беглый огонь" и всё, можно убирать трупы. Это до того, как гаубица сделает второй пристрелочный выстрел. Французская пушка обладала большой плотностью шрапнельного пучка (290 пуль), которые отправлялись в противника каждые 4 секунды. Высокая настильность обеспечивала хорошую вероятность поражения. Собственно, пресловутая настильность и нужна для облегчения прицеливания. Русская пушка обладала чуть меньшей настильностью, однако это компенсировалось более тяжёлой пулей, она отправляла 260 пуль каждые 5 секунд. При этом, что очень важно, русские артиллеристы обладали реальным боевым опытом, были обучены ведению огня с закрытых позиций и имели соответствующие прицельные приспособления.

Не будет преувеличением сказать, что наша среднекалиберная артиллерия превосходила гаубичную по воздействию на неукрытую силу на два порядка.

Цитата из Веверна, профессионального артиллериста: "Я слушаю разсуждения своих солдат о германских тяжелых снарядах и в уме моем складываются вопросы: неужели-же, в обыкновенном полевом бою, германцам понадобились снаряды такой разрушительной силы? Видно по месту, что этими 8-10 дюймовыми бомбами немцы стреляли по нашим полевым войскам, почти совершенно открытым и разрушать здесь какие-нибудь крупные сооружения не было надобности. Не лучше ли было применить в этом бою обыкновенные полевые пушки, стреляющие обыкновенной шрапнелью, а эти чудовищные и, наверно, очень дорого стоящие бомбы и орудия, из которых они выпускались, поберечь для более подходящего случая? В полевом бою надо уничтожать живую силу противника, а не пугать ее".

У немцев всё было несколько хуже. Стремясь изначально максимально удешевить этот вид оружия, они приняли совсем слабую пушку, а затем только модернизировали её. Немецкая пушка отличалась меньшими скорострельностью и настильностью при большем числе пуль в шрапнели (более 300). Более лёгкая пуля в сочетании с траекторией снижала вероятность поражения. У австрийцев было совсем плохо, бронзовая пушка, уступающая остальным и по дальности, и по траектории имела к тому же крайне своеобразный снаряд, снаряжённый одновременно тремя с лишним сотнями лёгких пуль и 16 - тяжёлых, с разной баллистикой. Учитывая, что разнокалиберные пули могли склещиться, поражение цели из австрийской пушки было проблематичным.

Английская 18-фунтовка имела значительно более крупный калибр (84 мм), а её шрапнельный снаряд содержал около 350 достаточно тяжёлых пуль, однако мне неизвестно о её реальных боевых характеристиках.

И, наконец, третий момент. Гранаты. Русская граната содержала 800 граммов взрывчатого вещества и, наряду с французской (700 гр.), обладала выраженным фугасным действием. Заряд английской был около 400 гр. ВВ, немецкой - 190 гр. и австрийской - 130 гр. По темпу отгрузки взрывчатки за минуту русская и французская пушки были примерно на одном уровне (10 кг/мин.) и превосходили 10,5 см гаубицу в полтора раза, немецкую пушку - более чем в пять раз и австрийскую - примерно в восемь.

С этой точки зрения, немецкое "превосходство" оказывается лишь попыткой компенсировать превосходство артиллерии противника и полное отсутствие фугасного действия немецких снарядов среднего калибра.

Конечно, среднекалиберная артиллерия имела и недостатки: меньшая дальность, наличие "мёртвых зон" из-за настильности траектории, а главное - чрезвычайно высокие требования к квалификации персонала. 7 человек расчёта должны быть оттренированы как спортсмены, до автоматизма. Русская и французская артиллерия были в сравнении с другими ещё и более ресурсоёмки. С учётом того, что на Западном фронте было на порядок больше крепостей и каменной застройки, а так же сложный рельеф, допускаю, что упрёки французам в "недооценке тяжёлой артиллерии" были отчасти справедливы.

Однако на Восточном фронте размазывать тяжёлую артиллерию по всему фронту смысла не имело, её надо было концентрировать там, где для неё были цели и это было сделано: создана ТАОН, которая затем была преобразована в артиллерию РВГК путём простого переименования.

Во Вторую мировую роль среднекалиберной полевой артиллерии резко упала как из-за падения квалификации расчётов, так и резкого увеличения количества целей, принципиально устойчивых к среднему калибру (ДОТы в системах УР, ДЗОТы в оборонительных порядках и танки с противоснарядным бронированием).

Великая война-1.2

Опять из комментов.

Если говорить об опровержении сравнения выпуска пулемётов, то оно очень простое. Для сравнения выпуска "историки" берут несравнимые промежутки времени: порядка трёх лет для РИ и пять - для остальных, что автоматически переводит "сравнение" в разряд пропагандистских залепух (аналогом было бы сравнение выпуска СССР в 1941-1943 годах с Германией до 1945-го). Более того, вообще отсутствует даже попытка посчитать выпуск других стран по февраль 1917-го, а такое сравнение было бы единственно адекватным.

При этом хоть какого-то доверия заслуживают цифры выпуска с разбивкой по типам (для Англии "Виккерс", "Гочкис" + "Льюис", для Германии "Максим", "Дрейзе" + "Бергман"). Так вот, для этих стран данных просто нет. Вообще нет детальных сведений по выпуску "Льюиса" и "Бергмана". По "Бергману" говорят только, что немцам не удалось наладить массовое производство (!) и они выпустили около 5 тыс.

Такого рода данные есть только по Франции, которая за пять лет выпустила 65 тыс. "Гочкисов" (которые всё же чуть попроще "Максимов") и 250 тыс. "Шоша" (которые раз в пять дешевле "Максима"), из них 50 тыс. - в интересах русской армии.

В итоге картина такая: если экстраполировать данные до конца 1918-го без революционного бардака (да, это альтернативка), то поступление в войска станковых пулемётов будет около 50 тыс. собственного производства + 28 тыс. импорт (то есть ситуация не хуже, чем у французов). Ручных пулемётов: 30 тыс. "Мадсенов" собственного производства и импорт 50 тыс. "Шоша", 12 тыс. "Льюисов" и "Гочкисов". То есть в целом вооружение русской армии должно было быть вполне конкурентоспособным в сравнении с французами.

Великая война-1.1

Или вот ещё смешно, о выпуске самолётов.

Предлагаются следующие цифры общего выпуска за всю войну:
Германия - 47300
Франция - 52146
Вб - 47843
Россия - 3490.

Даже не говоря о том, что для России берётся три года, а для остальных пять, эти данные не бьются вообще ни с какими реальными цифрами. Так, Англия, Германия и Франция не выпустили столько пулемётов, чтобы вооружить такую армаду, и не подготовили столько лётчиков, чтобы на ней летать. Но самое смешное даже не это. На момент окончания войны крупнейшим воздушным флотом был британский, 3300 штук по штату (делаю эту оговорку, поскольку такого круглого числа в армии воюющего государства не бывает). Даже если просто поделить цифры выпуска по годам и затем свести к 3300, получается, что самолёты летали не более трёх месяцев. А если учесть, что темпы выпуска нарастали - ещё меньше.

То есть, либо остальные государства делали одноразовое дерьмо, либо каждый самолёт считался по нескольку раз. А после того, как такие цифры кто-то озвучил, доктор сказал: "И Вы говорите". Мели, Емеля, твоя неделя.

О роли наследства РИ в ВОВ

Мой коммент в одной дискуссии.

Начнём с того, что все заводы по производству стрелковки и боеприпасов к февралю 1917 года уже существовали, отсюда прямо следует подложность цифр выпуска. Более того, в 1942 году воевали тем, что осталось на складах с тех времён, а промышленность вернулась к выпуску того же оружия по тем же лекалам.

Далее, посмотрим, кто конструировал. Это оставшиеся 5% инженеров, успевшие зацепить нормальное образование, обычно - Императорское техническое училище или питерский Политех. То есть инженерный потенциал просел в 20 раз.

Танки выпускались за счёт транспортной инфраструктуры (которая поставлялась по ленд-лизу) и ВМФ (остальные кроме танков выпускали грузовики, паровозы, пароходы, вагоны, рельсы, линкоры, авианосцы и т.д., и т.п., и пр.) Причём мощности в значительной степени опять же достались от РИ.

Ладно, вроде авиастроение построили посильнее и даже сделали сравнительно современных самолётов. Только вот забыли, что форсированным движкам нужно совершенно другое топливо, поэтому современные самолёты всю войну летали исключительно за счёт ленд-лиза (то есть в советское дерьмо добавляли английский тетраэтилсвинец и/или доливали американское высокооктановое топливо).

Плюс упомянутый вскользь провал перевооружения пехоты и то, что танки собственной конструкции на 41-й год (остальные, кроме Т-34 и КВ, были лицензионными) были заготовками, неспособными к длительному перемещению.

Итого, если отнять наследство РИ и ленд-лиз, не остаётся вообще ничего. На 41-й год РККА будет чем-то типа тогдашней китайской армии, а на 42-й - совершенно безоружной толпой голодранцев.

Великая война-1

Я очень давно хотел написать о Первой мировой, но меня останавливала подкреплённость цифрами позиции "историков" (как мы сейчас выясним, фальсификаторов). Настороженность всегда вызывало то, что цифры приводились без привязки к штатам. За один раз я этот текст никогда не напишу, поэтому попробую по частям.

Долго разбирал цифры и наконец, сравнил оснащённость пулемётами пехотных дивизий Второй мировой (где пулемётами заведомо были оснащены подразделения до уровня отделений) и Первой мировой. По мнению "историков", оснащённость пулемётами армий Англии, Франции и Германии в Великую войну превосходила таковую во Вторую мировую. До свидания, "историки". То есть, все эти цифры - банальная ложь (такой уровень оснащённости мог реально наблюдаться в одной дивизии за день перед наступлением на важный объект). Ну и раз пошла такая пьянка, не было и стопицот тысяч самолётов, тяжёлых орудий и прочего. Это были средства усиления, не влиявшие радикально на ход боевых действий и применявшиеся по случаю в нужных местах, с перекосами в отдельных армиях (французы реально наклепали ручных пулемётов, а немцы - тяжёлых орудий).