Великий пост

Если у Вас есть пожелания, предложения или вопросы, обращайтесь сюда. Отвечу всем. Однако "счастья всем и пусть никто не уйдет обиженным" не обещаю.

Здесь же буду выкладывать результаты тестов, заинтересовавших меня.

Кстати, если охота быть зафренженным, а я почему-то не френжу, написать можно опять же сюда.

Комментарии теперь скрываются.

Кто я, зачем и почему

Политика френдования проста и понятна только мне. Я френжу журналы, которые мне интересны по каким-либо причинам. Пустые и полупустые журналы френжу либо в случае личного знакомства, либо после получения множества дельных комментариев.

Насчет авторских прав я особо не парюсь, они всегда при мне, но размещая ссылку, вы повышаете шансы на то, что я вас зафренжу или просто буду читать, в случае размещения на других серверах.

Collapse )

На комментарии в старых ветках достаточно часто отвечаю, если, конечно, нормально работают оповещения.

Новая услуга

Dubrovnik_day

Разработка схемы въезда за рубеж и/или выезда оттуда.

В Европе въезд в шенген возможен только при наличии особых оснований, туризм для нас закрыт, однако балканские страны открыты.

Сербия и Черногория - безвиз, Хорватия - при наличии открытой шенгенской визы. Можно посмотреть насчёт сопредельных мелких стран.

Неевропейские направления надо пробивать отдельно.

Организация возвращения в Россию в обход "вывозильщиков", издевающихся над людьми который месяц, - с максимальной скидкой.

О Белоруссии

Bel

Вот такого я не ожидал.

Происходящее в Белоруссии в целом описывается анекдотом "вчера ОМОН разогнал демонстрацию мазохистов. Такого удовольствия давно не получали ни те, ни другие".

Главная-то претензия у них, с обеих сторон, "как же, везде вокруг народ кошмарят, а у нас нет, как так?"

Ну и как началось, как-то слишком дружно пошло.

Что касается последних дней тирана, то у нас режим, начавший с террора, продержался 80 лет. И сейчас внучки тех называют себя "либералами".

Это не повод для падения режима ни разу. Другое дело, отношение лично меня изменилось сильно.

Ручки-то чесались народ покошмарить, просто было экономически невыгодно.

А так-то, Белоруссия - это мини-Украина.

О вакцине

Vac

То, что у нас создали вакцину - это, конечно, хорошо, показатель уровня. Но планы начать её массовое применение в течение года - катастрофа. Это показатель уровня "минздрава".

Прививаться нельзя ни в коем случае.

Сейчас о ней неизвестно ни-че-го. Перед массовым применением любая вакцина должна пройти многоуровневое тестирование на десятках тысяч человек под полным контролем специалистов. Это несколько лет. А к тому моменту она большинству уже и не понадобится.

Вакцина вызывает имунный ответ, а среди имунных ответов есть, например, анафилактический шок. Возможны и просто осложнения, именно потому их всегда и тестируют много лет в строго установленном порядке.

При всём при этом никакого пожизненного иммунитета она не даст, она может помочь только проще справиться с инфекцией. Не переболеть ковидом невозможно.

Как это работает

Сейчас пытаются поднять волну на тему "высокая смертность", "власти скрывают". Однако, дорогие друзья, смертность и должна быть высокой, а власти натягивают сову на глобус в обратном направлении, только недостаточно усердно, как и немцы (всё-таки похожи мы).

Что у нас происходило? Народ загнали в огромный стресс (автоматом сердечно-сосудистые и инсульты чаще), на два месяца посадили под домашний арест (гиподинамия и снижение иммунитета). Даже от масок вред небольшой, но гарантированный. Плюс лишили миллионы людей средств к существованию. В первом мире это компенсируют, в третьем всё глухо, у нас - как обычно полумеры на полшишечки. Плюс везде раскорячили медицину в рамках борьбы, и получение медицинской помощи стало резко затруднено.

Ну и получите-распишитесь демографические потери.

При этом ни о какой "остановке коронавируса" речи не идёт и не шло. Речь была о том, чтобы растянуть удовольствие, и подготовиться, сгладив пик.

Конечно, нельзя сказать, что "меры" никого не спасли. Контагиозность упала по погодным условиям, вирулентность новой заразы падает естественным образом с течением времени, так что сотни тысяч, даже может быть миллион во всемирном масштабе в этом году останется жить благодаря мерам. Но умерло и умрёт в течение лет пяти из-за этих мер несколько десятков миллионов. Лекарство хуже болезни.

"Выбегалло торжествовал. Теперь можно считать доказанным, что ежели человека не кормить, не поить, не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет. Как вот этот помер".

При этом нашим гениям даже глупо предъявлять претензии. Они всего лишь как обычно косплеят "весь мир".

О катастрофе 1941-го. Продолжение-2.

Авиация
С авиацией ситуация и проще, и сложнее. По численности авиации ситуация сходна с танками, хотя количественный перевес РККА не столь огромен: в зависимости от того, как считать, численность нападающей авиационной группировки от 3,6 тысяч самолётов (только Вермахт) до 4,8 тысяч (все вместе взятые), обороняющейся — 8-10 тысяч (общее число самолётов ВВС РККА — больше 19 тысяч). Ну то есть с советскими приписками разница больше двух раз, реально — скорее в два раза.
Много говорят о «внезапном уничтожении авиации на аэродромах», но при такой разнице это бред. Уничтожение даже тысячи-другой советских самолётов для численности ВВС РККА — слону дробина.
Ещё высчитывают разницу в ТТХ и объясняют избиение этим. Но реально и сильно уступали советские истребители только самой свежей версии «Мессершмидта» Bf.109F, которых было 440 штук, а в РККА свежих истребителей было больше тысячи. Ну и не настолько они уступали, чтобы нельзя было воевать. А не уступать и не могли, как позже увидим. Кроме малосерийного МиГ-1/3, который прекратили выпускать сразу, были Як-1 и ЛаГГ-3, которые выпускались до середины войны и на которых многие вполне успешно воевали.
К тому же, значительную часть из общего количества составляла авиация «гитлеровских прихвостней».


С румынским IAR-80 вполне мог справиться и И-16

Что из себя представляли современные советские самолёты? Все массовые самолёты, кроме Ил-2, (Як-1, ЛаГГ-3, Пе-2 и малосерийный близнец Пе-3) были построены на базе перефорсированного французского двигателя Hispano-Suiza 12Y. На мой взгляд, этот выбор — правильное решение, у немцев оригинальный мотор-пушку получилось сделать далеко не сразу. Просто не советским упрекать «царизм» в производстве французских двигателей.


Массовые советские истребители оснащались версией французского мотора Hispano-Suiza 12Y

Однако численное превосходство никуда не девалось. В чём же корень проблем? В топливе.
В СССР забыли организовать производство авиационного бензина соответствующих масштабов. Ну, как-то не подумали. Минимально допустимое октановое число бензина для двигателей всех новых самолётов — 78, и это максимальное октановое число советского прямогонного бензина. Причём производство присадок соответствующего масштаба тоже организовано не было. В частности, именно поэтому советские двигатели уступали другим: советские конструкторы не могли, как остальные, просто повышать степень сжатия без радикальной перестройки двигателя.
В СССР в принципе был дефицит топлива, дефицит низкооктанового авиационного бензина Б-70 был большим, а высокооктанового — катастрофическим. На 22 июня запас всего бензина был достаточен на три месяца мирного времени (и на месяц войны), а высокооктанового был совсем мал.
Из этого следует два неприятных момента: первое, советские лётчики не умели летать (цифры по среднему налёту приводятся в районе 6-12 часов), а советские военачальники в принципе не умели применять авиацию.
То есть при любых вариантах, даже если бы советские гении не угробили всю авиацию в первые месяцы, она бы заземлилась по топливу. Откуда бралось топливо далее? Сначала — только ленд-лиз. Первая крупнотоннажная отгрузка по ленд-лизу — более ста тысяч тонн авиационного бензина. Но гораздо важнее было поступление в первый же год нескольких десятков тысяч тонн тетраэтилсвинца. Это жутко ядовитая дрянь, но по эффективности тетраэтилсвинец не имеет конкурентов. Даже десять тысяч тонн достаточно для этилирования более полумиллиона тонн бензина.
Ну и вообще, советская авиация летала только благодаря поставкам из-за рубежа (богатые традиции внезапной необходимости «импортозамещения»). При анализе поставок по ленд-лизу нужно учитывать три момента: 1) помимо поставок авиационного бензина (а по тоннажу среди нефтепродуктов именно это львиная доля) по ленд-лизу, были и прямые закупки помимо него (где-то треть дополнительно, общий объём поставленного авиабензина не 1,3, а 2 с хвостиком млн тонн); 2) в ленд-лизовских поставках продукции нефтехимии не учитывается тетраэтилсвинец, который превосходит другие присадки по эффективности на порядок; 3) наращивание собственного производства пригодного для современных самолётов авиабензина происходило благодаря зарубежному оборудованию.
Так что, без «зарубежных партнёров» советская авиация летать не могла, а её качественный рост происходил исключительно в силу героизма русских лётчиков. Вместо того, чтобы сдаваться и сидеть в лагере, как все, они упорно просачивались к своим и передавали бесценный опыт. Множество выживших возвращались не по одному разу. Именно это в итоге позволило получить качественное превосходство.

О катастрофе 1941-го. Продолжение.

Танки
С танками ситуация сильно другая. Если по численности пехоты РККА хотя бы уступала, то по количеству танков превосходила в несколько раз. Некоторые историки говорят, что многие советские танки были «устаревшими». Да, это так, но только по сравнению с новыми советскими танками, а не немецкими.


При грамотном использовании восьми тысяч Т-26 хватило бы для противостояния всей немецкой бронетехнике (около пяти тысяч штук)

Однако самый массовый советский танк — Т-26, превосходил по численности всю немецкую бронетехнику вместе взятую. Танк нельзя назвать хорошим, но бороться с любым немецким танком и поддерживать пехоту он мог. В то же время, большая часть этих танков не имела радиосвязи. Ну и, конечно, приписки, очковтирательство и проблемы логистики приводили к тому, что значительная часть этого великолепия существовала только на бумаге, однако многократное численное превосходство никуда не девалось.

Но главной ударной силой должны были стать новейшие КВ и Т-34, которые численно были сопоставимы со всеми немецкими средними танками (примерно по полторы тысячи). И по ТТХ у немцев не было не единого шанса, немецкие танки и штатные средства ПТО не могли пробивать Т-34 на адекватных дистанциях (только вблизи с определённых ракурсов), а серию КВ не брали вообще никак.

Т-34 был очень глубокой переработкой танка Кристи (у нас в стране этот танк положил начало серии БТ) и был в целом революционной машиной. Он был малоуязвим для штатных средств ПТО любой армии мира, и обладал орудием в башне, позволяющим одновременно бороться с танками и эффективно поддерживать пехоту. У всех остальных в одном башенном орудии одновременно такой возможности на тот момент не было.

Были некоторые недочёты, например, командир был одновременно наводчиком, а радиостанция выходила из строя после первого попадания, но губило Т-34, как боевую машину, не это.

Т-34 образца 1941 года был оснащён в принципе непригодным воздушным фильтром (тип «Помон») и мог встать в любую секунду. Причём устранение этого недостатка заняло очень много времени. Американцам в 1942 году доставили для испытаний Т-34, они сказали «танк — негодный, фильтр проектировал вредитель». Полностью проблема была решена только к 43-му году с полной заменой фильтра на тип «Циклон».

В то же время, немцы с удовольствием использовали Т-34, ими были оснащены целые подразделения после некоторого переоснащения (хотя, к сожалению, я не нашёл отзывов немецких солдат на службу на нём).


Массу танков немцы получили без боя

Если Т-34 был развитием иностранной конструкции, то серия КВ — полностью отечественное изобретение, вобравшее всё самое лучшее из мирового танкостроения. Помимо подобной Т-34 башни с действительно универсальным орудием (а в случае КВ-2 — впервые в мире во вращающейся башне была установлена гаубица крупного калибра), это полностью противоснарядное бронирование, торсионная подвеска, удачный двигатель.

Однако, трансмиссия танка в принципе не соответствовала его массе, особенно КВ-2. Поэтому по непредсказуемости времени остановки он был хуже любого другого советского танка, и вставал он не «до выяснения», а намертво.


Удачно застрявший и не брошенный экипажем КВ устраивал настоящий погром в немецких порядках, но для ведения правильных боевых действий этого мало

Я не вдавался в технические детали, но просто проблема не решалась в принципе. Об этом свидетельствуют два факта.

Первый. В Вермахте революционный по сути танк практически не использовался (это при том, что немцы жили небогато и ставили на вооружение любую технику не хуже своей).

Второй. В РККА оригинальный КВ нового производства остался только в Ленинграде, где от завода до передовой было несколько километров. Вместо КВ был сконструирован совершенно новый КВ-1С («скороходный», советский эвфемизм). Переделали саму броневую коробку, уменьшив массу на пять тонн, и такой танк уже стал способен доехать куда нужно.

Также интересно то, что наименьшие потери по итогам 1942 года понёс ленд-лизовский М3 «Ли». Советские историки над ним издевались и называли «братской могилой шестерых», но на практике на тот момент у этих шестерых было больше шансов выполнить задачу и вернуться, чем у четверых на Т-34. Всего-то танк нормально ездил и обладал нормальным обзором и связью. Так нормально сделанный плохой танк оказался лучше сделанного по-советски хорошего танка.


Вот эта нелепая каракатица — самый успешный советский танк 1942-го

Поэтому, по совокупности «дыр» и проблем, при полном превосходстве по численности и ТТХ советские бронетанковые войска не были пригодны к маневренной войне в принципе. Даже если бы фантазии Резуна — «Суворова» осуществились, было бы то же самое с задержкой в пару недель. И это ещё только по танковой теме.

Следующая часть — по самолётам, там всё ещё интереснее.

О катастрофе 1941-го. Начало.

Тут у нас празднование Победы плавно перетекает в отмечание даты начала Великой Отечественной и катастрофы 1941-го года. Поговорим о том, как эта катастрофа вообще стала возможна.

Сначала, пара слов о том, что было 24 июня 1945 года. По сути, это был триумф, в изначальном смысле. А его по конкретному поводу можно провести один раз, повторить нельзя.


Это — триумф

Я очень люблю наши парады, но 24-го будет не парад Победы, а косплей, отмечающий дату нападения на СССР.

Нас с детства кормили рассказами о немецких «танках, самолётах, автоматчиках», упирая при этом на «внезапное нападение». Но любой, кто озаботился поиском информации, уже знает, что танков, самолётов и автоматического оружия в РККА на 22 июня 1941 года было больше, чем в Вермахте. Вермахт превосходил РККА только в совокупной численности личного состава в месте встречи, и не радикально.

Внезапность, конечно, была. Но внезапность — это мгновение. Ну, пускай, всё было внезапно даже неделю. Но избиение РККА Вермахтом продолжалось месяцами.

Попробуем это объяснить с точки зрения «заклёпочника» (человека, считающего, что от ТТХ техники зависит очень много).

Пехота
В Вермахте всё было «бедненько, но чистенько», однако немцы, пытаясь выжать максимум из минимума ресурсов, придумали единый пулемёт, вокруг расчёта которого строилось пехотное отделение. И это, пожалуй, единственная серьёзная техническая инновация в немецкой армии на тот момент. Остальное не многим отличалось от других. Основной винтовкой оставалась магазинная, пистолеты-пулемёты полагались части младшего командного состава.

В РККА была начата программа перевооружения с оружия «царизма» на более современные образцы. основным вооружением пехоты должна была стать СВТ-40, дополненная ручным пулемётом ДП-27 и ППШ-41 у всего младшего командного состава (по оснащённости пистолетами-пулемётами стрелковая дивизия РККА немного превосходила пехотную дивизию Вермахта).


Типичное отделение 41-го года

На уровне выше отделения главным оружием должен был стать ДС-39. В результате СВТ оказалась сложновата во всех смыслах для массовой необученной армии, но это не так страшно. ДС-39, который должен был стать главным станковым пулемётом, оказался ни к чему непригодным. Он кушал патроны не в том смысле, в котором надо. Мог зажевать даже стальную гильзу, а большинство патронов на складах были с латунными.

И если отделение было вооружено даже лучше немецкого для большинства ситуаций, то на уровне роты перевооружённое подразделение уступало резко, пулемёт мог отказать в любую секунду.

В итоге вернулись к тому, от чего пришли и главным оружием пехоты опять стали «Мосинка» и «Максим», зачастую — старше самого бойца по возрасту.

Другой грустный момент — борьба пехоты с танками. Кроме пушек, которые не могут быть доступны в любом месте и в каждый момент времени (а танк и средства против него всегда нужны строго здесь и сейчас), у пехоты в арсенале была только фугасная граната РПГ-40, уничтожить которой любой танк было очень проблематично, а опасность для самого бойца она представляла серьёзную.

Кроме того, приняли их на вооружение только за год до войны, запаса не было, поэтому бороться с танками приходилось подручными средствами типа связок гранат и бутылок с зажигательной смесью (всё это — даже хуже такой гранаты).

Затем, когда сомнительная эффективность РПГ-40 стала очевидна, гранату модернизировали, добавив взрывчатки. Дальность броска ещё уменьшилась, сомнительность противотанкового эффекта никуда не делась, а вот смертельная опасность для бросающего стала однозначной.


Вот у Дейнеки на заднем плане боец с советской противотанковой гранатой. Через секунду лягут все

Первая граната, позволяющая реально уничтожать танки, появилась в 43-м году. Но ещё до этого экстренно были разработаны и запущены в производство противотанковые ружья (раньше что мешало?), а позже появились ленд-лизовские «базуки» и трофейные «фауст-патроны».

Продолжение следует. О технике, и там будет намного больше ада.